Ответ на этот вопрос я нашел на днях . Прочитайте ниже, очень интересно.

Автор: Улумбекова Гузель Эрнстовна

Проект модернизации здравоохранения собрал деньги со всех работодателей страны: 230 млрд. руб. в 2011 году. Деньги зарыты на поле чудес? Улучшения медицинского обслуживания ни работникам, ни пенсионерам, ни детям они не принесли. Не сделано главного — не повысилась зарплата врачей.

Министр здравоохранения во всеуслышание заявляет, что ситуация с кадрами в медицине уже не просто тяжелая, а угрожающая. Но и количество, и качество врачей напрямую связано с их зарплатой. Она низкая, и молодежь не идет в профессию — бежит в фармбизнес, врачи постарше и поопытнее — в частные клиники. Те, кто пока еще работают, загружены выше человеческих возможностей. А есть уже целые закрытые отделения в больницах: все специалисты ушли.

Людмила Рыбина, обозреватель «Новой газеты», попросила меня прокомментировать эти вопросы для медицинского сообщества (интервью в редакторской обработке можно прочитать на официальном сайте НГ).

 

Почему же у российских врачей такая низкая зарплата?

Главное — недофинансирование бесплатной медицины. Россия в 2011 году потратила на бесплатную медицину, по данным Минздравсоцразвития, около 2 трлн. руб., или 3,7% от ВВП (валового внутреннего продукта) страны. С США не буду сравнивать, там ВВП почти в 5 раз больше, если сравнивать по паритету покупательной способности доллара (1 доллар ППС был равен 16 руб. в 2010 году). А вот с бывшими странами соцлагеря («новыми» странами ЕС) — это уже корректное сравнение, — там почти такой же ВВП на душу населения, как и у нас — 19 тыс. $ППС. Чехия, Венгрия, Польша тратят из общественных источников (бюджет и средства обязательного медицинского страхования) на здравоохранение около 6% ВВП или в 1,6 раза больше, чем в России.

На что же тратятся эти 3,7% ВВП?

На оплату бесплатной медицинской помощи по программе государственных гарантий, на медицинское образование и инвестиции (капитальное строительство, закупка дорогостоящего оборудования и др.). Если в целом в России тратится денег на бесплатную медицину меньше, то соответственно, меньше и тарифы на оплату медицинских услуг, а значит, ниже их доступность и хуже качество. Так, стоимость лечения одного случая заболевания у нас в 1,6-2 раза ниже, и даже более, в зависимости от заболевания, чем в странах Евросоюза. Например, приём у врача в российской поликлинике в среднем оплачивается по тарифу 13 $ППС (210 руб.), а у них — 30 $ППС, стоимость лечения инфаркта миокарда у нас — около 2900 $ППС (46,5 тыс. руб.), а у них — 5500 $ППС. Лекарства у нас стоят так же, как и за рубежом, поскольку большая их часть импортного производства. Как всем известно, на примере компьютерных томографов, медтехника закупается по более дорогим ценам, чем за рубежом. Вот и экономим на заработной плате медицинских работников (она в тарифе на оплату медицинской помощи составляет около 60%).

Показательно, но не очень корректно сравнивать зарплату врача в России, в Германии или в США — это страны с разным достатком. Поэтому в мире сравнивают не абсолютные величины, а относительные: отношение средней зарплаты медицинских работников к средней зарплате по стране.

Как свидетельствует Росстат, средняя начисленная зарплата по экономике у нас в 2011 году составила 23,7 тыс. руб. в месяц. Зарплату медицинских работников за 2011 год Росстат ещё не опубликовал. Известно только, что в 2010 году зарплата врачей была 17,1 тыс. руб. (с учётом совместительства и переработок), а по данным Минздравсоцразвития она выросла в 2011 году на 16%. Считаем: получается, что в 2011 году врачи в среднем по стране получали 20 тыс. руб. в месяц. Сравниваем со средней по экономике, и зарплата врачей оказывается на 16% ниже. Отток кадров в такой ситуации неизбежен: надо кормить семью.

А в «новых» странах Евросоюза зарплата врачей в 1,5-2 раза выше, чем средняя по стране. В «старых» странах Евросоюза зарплата врачей в 3-5 раз выше, чем средняя по стране, а зарплата медсестер на уровне средней по стране или на 30% выше!

У нас же медсестры получают почти в 2 раза ниже, чем в среднем в экономике. Так, по данным Росстата в 2010 году медсестры получали 10,5 тыс. руб. в месяц; в 2011 году, по данным Минздрава, их зарплата повысилась на 15%, соответственно стала 12,1 тыс. руб.

Откуда же взять дополнительные деньги на бесплатную медицину?

Система одноканального финансирования, которая создается в стране согласно закону «Об обязательном медицинском страховании в РФ», здесь не поможет — это только упрощение потоков движения денежных средств. Сегодня бесплатная помощь финансируется из разных источников: из федеральных средств, из региональных, из муниципальных и из средств обязательного медицинского страхования (ОМС). Переход на одноканальное финансирование означает, что все источники финансирования будут собраны в один большой «кошелёк», который называется ФОМС — Фонд обязательного медицинского страхования, из которого затем и будет финансироваться программа государственных гарантий. С 2013 г. из него будет финансироваться скорая помощь (которая сегодня финансируется из муниципальных бюджетов), а с 2015 г. — и высокотехнологичная (она финансируется за счет федеральных средств). Из ФОМС потом средства будут распределяться в территориальные фонды обязательного медицинского страхования в регионах, а затем — в лечебное учреждение. Таким образом, к 2015 г. из одного источника или канала практически полностью будет оплачиваться бесплатная медицинская помощь по программе госгарантий. И только отдельные виды помощи и инвестиционные расходы — из федерального и региональных бюджетов.

Что будет происходить с общим объёмом средств на здравоохранение?

Первым дополнительным источником финансирования бесплатной медицины уже стало увеличение на 2% отчислений работодателя на ОМС (с 2011 года взносы с фонда оплаты труда — 5,1%). Это даёт ежегодно около 230 млрд. руб. в ценах 2011 г. Я уверена, что это было непростое, но правильное решение Правительства. Против этого решения были и Минфин, и объединения работодателей, и Минэкономразвития. Но премьер поддержал: на бесплатную для населения медицину нужны средства. А вот потратить их надо было иначе. Эти 230 млрд. пошли на так называемую «модернизацию здравоохранения» в регионах. Так вот, из этих денег не 30%, а практически всё надо было отдать на решение главной проблемы здравоохранения — дефицит медицинских кадров. Эта проблема может быть решена в первую очередь увеличением заработной платы. Конечно, ремонт, достраивание зданий и закупка дорогостоящего оборудования, на что было потрачено 70% средств модернизации здравоохранения, тоже необходимы, но вот только мы можем столкнуться с ситуацией, когда оборудование стоит, а работать на нём некому. Более того, заработную плату повысили не везде, а только в ряде лечебных учреждений, перешедших работать по новым стандартам (то есть и по новым тарифам). В каких учреждениях, и сколько доплачивать к федеральным средствам — каждый регион решал для себя сам, часто в зависимости от своего финансового состояния. Вот и получилось, что сегодня медицинские работники не понимают, почему для одних зарплаты повысились, а для других — нет.

Вторым дополнительным источником увеличения финансирования бесплатной медицины министр Т.А. Голикова предлагает сделать страховые взносы на неработающее население из бюджетов регионов. По расчетам министерства (доклад «Стратегия 2020 — здравоохранение», который я комментировала двумя месяцами ранее) общий объём этих взносов с 2011 по 2015 год должен увеличиться в 2,3 раза в текущих ценах. Но у этого решения есть существенные риски. Во-первых, не ясно, где регионы возьмут эти дополнительные деньги. Например, в 2010 году 90% субъектов РФ не добрали огромную сумму на программу госгрантий — 337,3 млрд. руб. И это несмотря на то, что норматив финансирования бесплатной помощи установлен Постановлением Правительства. Во-вторых, необходимо все расчёты делать за вычетом инфляции, которая в среднем будет составлять 5,5% в год до 2015 г. (прогнозы Минэкономразвития). По подсчетам Минздравсоцразвития к 2015 г. на бесплатную медицину с учётом всех дополнительных источников планируется потратить 2,4 трлн. руб. или на 65% больше, чем в 2010 г. в текущих ценах. Приводим эту сумму за вычетом инфляции к ценам 2010 года и получаем, что увеличение составит всего 25%.

Тогда не совсем понятно, за счёт каких средств планируется повысить оплату труда медицинских работников на 120 % в текущих ценах (или на 68% с учетом инфляции к 2010 году). Именно об этом заявила министр в докладе у Председателя Правительства 28 апреля этого года (по 15% за 2011 и 2012 годы, на 24% в 2013 году, на 13% в 2014 году и на 17% в 2015 году). Это может означать, что повышение зарплаты вновь коснется только отдельных медицинских работников, или у министерства есть ещё какой-то «таинственный» источник финансирования бесплатной помощи, который позволит обеспечить заявленный рост зарплаты медицинских работников. Но без такого источника к 2018 г. не будет выполнено поручение В.В. Путина о необходимости увеличения оплаты труда врачей в 2 раза по сравнению со средней оплатой труда в экономике, которая по данным Минэкономразвития может вырасти на 10%.

Вот и добирает медицина, чтобы выжить, с пациента

Пациент сам должен купить и недостающие лекарства, и расходные материалы, а нередко и заплатить в карман врачу за то, чтобы помощь получить быстрее, за качество, да и просто в надежде на более заинтересованное внимание. Но кошельки пациентов — плохой источник доходов не только по этическим соображениям, но и потому что пациенты у нас бедные. Сегодня 55% населения России живет на среднемесячные доходы менее 15 тыс. рублей в месяц. В сельских больницах врачи рассказывают, что своих пациентов они иногда дольше держат в стационаре, чем предусмотрено в стандарте, потому что понимают, что сами они лекарства купить не смогут и наблюдение с выходом из больницы прекратится, из-за низкой доступности амбулаторно-поликлинической помощи. Ухода деревенской старушке на дому тоже ждать не от кого: ни врача, ни фельдшера, ни медсестры, ни социальных работников там зачастую просто нет.

Конечно, вымогательство не приемлемо в медицине, но, к сожалению, нищета бытия родила нищету духа. С равнодушием и поборами необходимо бороться, но и нельзя забывать о том, что это государство не обеспечивает мало-мальски нормального существования медицинских работников. Да, все врачи давали клятву Гиппократа, но клятву бедствовать не давал никто. Поэтому значительная часть врачей вынуждена оставить клиническую практику, чтобы не заглядывать в кошелек пациента. Отсюда и проблема дефицита кадров.

Что же делать, чтобы сделать медицину более доступной, а труд врача достойно оплачиваемым?

Придётся постепенно увеличивать финансирование здравоохранения, как минимум в 1,6 раза, т.е. до уровня «новых» стран ЕС. По-моему, других путей нет; иначе доступность медицинской помощи так и будет только мечтой: её обеспечивает не оборудование, не новые стены, а живой человек — врач. Есть и ещё одна беда: в некоторых регионах губернаторы нашли, как им кажется, простой выход. Сокращают медицинских работников и учреждения, чтобы оставшимся повысить зарплату. Только вот сегодня, по данным Минздравсоцразвития, дефицит врачей — 30%, а медицинских сестер — 50%. Но этот дефицит посчитан от советского норматива, который отражал существовавшие в то время потребности в медицинской помощи и уровень заболеваемости. А сегодня в России больных стало на 50% больше по сравнению с 1990 г. И если при этом бездумно сокращать врачей для того, чтобы натянуть оставшимся зарплату, то больные не дотянут до получения медицинской помощи, а оставшиеся в системе врачи убегут еще скорее — от непосильной нагрузки. Уже сейчас коэффициент совместительства в отрасли — около 1,4, а по некоторым специальностям достигает 2,5. Компьютерный томограф можно эксплуатировать в три смены — это будет эффективно, а врача — нельзя: он начнет ошибаться, да и просто с утра до ночи трудиться невозможно. Современный врач — сложная высокотехнологичная профессия, она требует не только соответствующей оплаты труда, но и физиологически оправданного режима труда и отдыха. А с другой стороны, если в медицинской технологической цепочке число больных на входе становится больше, а пропускная способность системы — меньше, это означает только одно: все больше больных будет умирать, не дождавшись своей очереди на лечение. Это и цифры подтверждают — сегодня в РФ смертность на 30% выше, чем была в Советское время.

Нельзя обманываться и разговорами о том, что делается ставка на здоровый образ жизни. Это конечно абсолютно правильно — мотивировать население вести здоровый образ жизни, только вот эффект — уменьшение потока больных может произойти не раньше, чем через 7-10 лет кропотливой всеобщей работы. Причём не только системы здравоохранения, должны подключиться и школа, и спорт, и социальные службы, и работодатели. Напоследок ещё одно сравнение — в Советском Союзе преподаватель медицинского вуза получал вдвое, а то и второе больше, чем врач. А сейчас вузовский профессор получает столько же или даже ниже, чем практикующий врач. Но для того, чтобы стать профессором, необходимы 20 лет напряженного академического и клинического труда. О каком качестве подготовки специалистов можно говорить при таких условиях? И все эти проблемы накапливались давно и требуют немедленного вмешательства.

 

 

Источник